Что делать, если вам вредят соседи

Из письма: «Все, что я пишу, абсолютная правда. Единственная неточность в моем рассказе — это имена, так как по понятной причине я их поменяла.

Было это много лет назад, когда мне было всего десять лет.

В тот день в нашем доме произошла сильная ссора между моей матерью и нашей соседкой, тетей Шурой.

Она пришла к нам в дом, и я стала невольным свидетелем этого скандала.

— Запомни, Дарья, мои слова, как поп «Отче наш» помнит, — сказала маме тетя Шура. — Отныне и довеку в твоем роду не будет человека, который бы не мучался. Меня не будет, а то, чем я вас нынче пожалую, не оставит вас в покое никогда. Вы, как Бог к небу, а черти к аду, будете все отныне прилеплены к бедам.

От ее слов и, главное, от голоса, которым она это сказала, мне сделалось страшно.

Мама ей ответила:

— Врешь ты все, поганая твоя душа, ничегошеньки ты не умеешь, а если бы и умела, то не сулила бы нам бед на десять лет вперед, а просто бы угробила нас, и вся любовь. Нашлась тут колдовка, тварь брехливая!

И тут я услышала от соседки слова, которые навсегда врезались в мою детскую память, будто это было сказано только вчера:

— Да, я и вправду могла бы сделать так, чтобы ты очень быстро подохла, но это было бы для тебя слишком легко — ты бы тогда не смогла осознать всей беды, которую навлекла на свою семью своими глупыми мозгами и языком. Я хочу, чтобы ты знала, что есть люди, которые могут за себя постоять. Весь твой род будет искупать то, что ты натворила. Дети твои и правнуки досыта нахлебаются дерьма за твой поганый язык и черную душу!

С тех пор прошло много лет, и угроза ее сбылась. Как я уже сказала, я была невольным свидетелем не только скандала, но и всех бесчисленных бед, которые с тех пор преследуют наш род.

Буквально на другой день провалился под лед мой старший брат. Его тело унесло течением. Младший мой брат упал и ослеп, он дожил до девятнадцати лет и умер от опухоли головного мозга. Мамина сестра, тетя Света, заболела эпилепсией. Припадки били ее все чаще и чаще, а затем у нее стало плохо с головой, она и теперь находится в психоневрологической больнице. Ее сын Илья, наш племянник, поехал в город сдавать молоко и пропал без вести. Отец наш стал пить и по пьянке убил своего друга, но до суда он не дожил, нам сказали, что он наложил на себя руки.

Когда мне было шестнадцать лет, я обварилась кипятком и так и не смогла выйти замуж. К тому же у меня практически нет ни одного здорового органа. Не жила я, а только мучилась и если бы не боялась, то давно наложила бы на себя руки.

Правду сказала та соседка: я не хотела жить и жалела, что родилась.

Моя мама заболела странной, не понятной врачам болезнью. У нее потерялась мышечная сила, руки не могут держать даже ложку, ноги не ходят.

Многие годы мама сидела или лежала, а перед смертью она меня попросила отыскать нашу бывшую соседку тетю Шуру и попросить у нее прощения за причиненное ей мамой зло. Просила передать, что она сильно раскаивается в своем проступке и умоляет снять заклятье с нашего рода, от которого почти никого не осталось в живых.

Потом мне стало известно, что наши соседи переехали в Дупленку, и я, оставив маму на попечение одной женщины, поехала выполнить ее волю.

В Дупленке дверь мне открыла Шурина дочь Галина. Когда я ей рассказала, с чем приехала, она ответила, что ее мать давно живет в монастыре, они не видятся и что имя у нее теперь другое, поэтому ее вряд ли можно отыскать.

Галя принесла большую отпевальную книгу, я ждала, когда она что-то в ней читала. Но вместо утешения я услышала от нее, что она вряд ли чем поможет, и показала мне лист, где было написано, что весь род Захаровых (то есть мой) вписан и уже отчитан на вечное поминовение и за упокой. Имена наши были обведены черным карандашом. Там были обведены имя моей мамы, сестры Ани, братьев и всех родных нам людей. Было там и мое имя. У меня до сих пор перед глазами стоят жирные черные круги вокруг наших имен.

Приехав домой, я рассказала обо всем маме, и она мне сказала:

— Не знаю, простишь ли ты меня, дочка, что из-за моего дурного характера я навлекла на тебя и на всех вас эту напасть. Все теперь поняла, но слишком поздно.

А через неделю мама умерла, последние ее слова были:

— Теперь все беды тебе нести. Если бы я тогда знала…

Может быть, я ошибаюсь, но думаю, что история нашей семьи поучительна. Она учит избегать ссор, ведь никто не знает, чем такая ссора может закончиться.

Опубликуйте, пожалуйста, мою историю.

С уважением, Захарова О. П.».