Как снять оморочку

Из письма: «Пишет Вам мать взрослого сына. В 24 года я овдовела. Мой муж умер от воспаления легких, и я осталась одна с грудным ребенком. Как он мне достался — один Господь Бог знает. Был он очень слабенький и без конца болел. Одна болячка уходила, другая появлялась. И только к пятнадцати годам окреп и перестал болеть.

Замуж я так и не вышла. Все свое время я отдавала ему — своему любимому сыночку. Может, поэтому рос он добрым и хорошим человеком.

Учился только на 4 и 5, а после школы пошел учиться на хирурга.

Пока он учился в институте, я нахватала несколько работ, чтобы он был сыт, обут и одет.

Однажды сын сказал: «Мама, сегодня я приведу к нам девушку, на которой я хотел бы жениться. Я знаю, что ты желала бы не такую сноху, но я очень люблю Риту, и мне будет жаль, если ты ее не полюбишь. Сразу хочу тебе сказать, что другая мне не нужна, только она».

Я очень удивилась, что у сына появилась девушка, так как после работы он всегда был дома и никуда не ходил».

«Где вы с ней познакомились?» — спросила я у него.

«Она работает санитаркой в нашей больнице», — ответил сын.

Вечером он привел женщину, которая оказалась старше его на 15 лет.

Сказать, что она некрасива, — значит ничего не сказать. Она была безобразна!

Короткое туловище было квадратным. Скуластое лицо было землистого цвета. Сальные, жидкие волосы торчали в разные стороны, сохраняя остатки химической завивки. Глаза пепельного цвета были навыкате, как у больных базедовой болезнью. Редкие желтые зубы выглядывали из-за бесформенных лепешек губ. Пальцы ее были толстые и короткие, как сардельки, а под ногтями виднелись черные полосы грязи. Одета она была в кримпленовое платье, которое, видимо, носила ее мать еще в шестидесятых годах.

Будущая сноха смотрела на меня из-под широченных бровей настороженно, будто ожидая, что ее ударят или прогонят.

Я бы и рада была от нее избавиться, но хорошо помнила то, что говорил мне мой сын.

Стол я накрыла заранее, поставив на него лучший свой сервиз. Готовить я умею, и уж, конечно, ради такого случая я расстаралась.

Борщ с пампушками, кулебяка с мясом, утка с яблоками и всякие деликатесы моя будущая сноха ела так, как будто был последний день, когда люди ели на Земле.

Неожиданно она спросила: «А водочки нет?»

Мой сын стал виновато извиняться перед этой бабищей за отсутствие спиртного.

Это тоже было для меня шоком, так как я знала его отношение к пьющим людям.

Поев, Рита пошла по квартире. Она откровенно разглядывала и щупала все, что попадалось на ее глаза. Даже шторы она потрогала руками, как будто никогда не видела.

Мне хотелось немедленно спросить сына, в уме ли его невеста, если в первый же день открывает шкафы и крутит в руках все, что попадается ей на глаза.

Час спустя после обильного застолья Рита сказала: «Что-то опять жрать хочется» — и села за стол.

Когда она наконец ушла, я стала убирать со стола и ждать сына, который пошел ее провожать. Было гадливое чувство, будто вся посуда зацапана ее сарделькообразными пальцами с грязными ногтями.

Наконец сын вернулся. Я стала с ним говорить, но он отвечал неохотно. Из разговора я узнала, что знает он Риту две недели. Ее мать и она моют полы в больнице. И он понял, что Рита именно та девушка, которая ему нужна. «Девушка? — воскликнула я. — Да она на 15 лет тебя старше, а выглядит старее поповой собаки!»

Первый раз в жизни мой сын повысил на меня голос. Он сказал, что если я еще хоть раз скажу плохо о его будущей жене, то, как бы он меня ни ценил и ни уважал, он с Ритой уйдет на квартиру.

«Мама, — говорил он, — ты всегда меня убеждала, что я для тебя дороже всего на свете, так почему ты пытаешься мне делать больно? Да, она старше меня. Возможно, и не так красива, как тебе бы этого хотелось, но я все равно на ней женюсь!»

Я смотрела на своего сына и видела, как ему плохо от нашего разговора, а ведь он хирург и ему нельзя так взвинчивать себе нервы.

Я обняла сына и сказала: «Обещаю тебе, что не обижу твою Риту. Пусть будет так, как хочешь ты. В конце концов, тебе с ней жить».

Но жить нам пришлось вместе, и все, что я видела каждый день, меня вводило в шок. После регистрации (свадьбы не было — сноха не хотела) Рита целыми днями валялась в постели и ела чипсы. Крошки от них были повсюду: на диване, ковре, столе, в ванне, на полу. Все, что я готовила на всех, она съедала до прихода сына с работы.

Тарелки она не мыла, а всякий раз доставала чистую тарелку. К вечеру их было 12 штук.

Сын приходил и спрашивал, что можно съесть, а у меня не поворачивался язык сообщить, что всю кастрюлю борща съела Рита. Он мог бы тогда подумать, что я жалею для нее еды. В конце концов я решилась и сказала сыну: «Ты очень обидишься на меня, если вы будете отдельно питаться?»

Сын удивился, но не стал ничего говорить.

Я хотела, чтобы его жена заботилась о нем и готовила ему обед, вместо того чтобы целыми днями спать.

Не буду говорить о том, что и как готовила Рита. Мне было жаль сына, но я хотела, чтобы он сам понял, кого он взял себе в жены.

Весной родился Антошка. Ребенок был — копия сноха, но я все равно его любила.

Сын мой сильно изменился. Все его поступки не соответствовали его натуре.

Например, он знал, что сноха готовит блины (заводит тесто) в той миске, куда ее мальчик мочился.

Мой сын всегда был чистоплотен и брезглив, а тут ест и молчит. Я ему говорю: как ты можешь есть блины из миски, в которую оправлялись?

В ответ он сказал: «Он же ребенок. Некоторые вообще пьют детскую мочу, и ничего, пока еще живы!»

Я читала, что существуют оморочки, напущенные на людей. После этого они ничего не видят и не соображают.

Я уверена, что на моего сына его теща навела оморочку. Как можно ее снять, очень прошу Вас этому научить».

Мне приходилось видеть и разговаривать с теми, на кого напущена оморочка.

Таких людей невозможно разубедить в том, что им внушили оморочкой. Они могут смотреть на палку, а видеть змею. Смотреть на красивое лицо, но видеть уродство, а уродливое им будет казаться прекрасным.

Совсем недавно мне пришлось лечить девушку от напущенной оморочки. Она фактически вышла замуж за больного шизофренией. В этом поспособствовала мать парня, наслав на Киру оморочку. Родители девушки не могли убедить ее не выходить за него замуж, так как он психически нездоров.

Но Кира утверждала, что ее муж — самый умный и самый здоровый. Когда я ее вылечила, с ее глаз свалилась пелена оморочки и она пришла в ужас от того, что натворила, выйдя замуж за шизофреника.

Раньше на Руси очень часто прибегали к оморочкам. Слепую выдавали замуж за богатого и красивого или наоборот. Причем каждый, на кого была наведена оморочка, был абсолютно уверен в том, что его выбор прекрасен и что все из вредности пытаются разлучить новобрачных.