Колдовство в роддоме

Из письма Усатых Г. Н.: «Когда я родила Максима, мне было всего восемнадцать лет. Не знаю, как другие, но я в этом возрасте всем доверяла и никогда ни о ком плохого не думала.

При выписке из роддома, как и было положено в те годы, моего сына одевала работница больницы. Ей были отданы вещи для малютки и одеяльце. Когда я оделась и вышла в приемный покой, то увидела, как та женщина языком облизывала лицо моего ребенка. Я вскрикнула:

— Что вы делаете?

И она, вздрогнув, зло ответила:

— Не кричите, мамаша, я ничего не делала, а одевала вашего ребенка!

Но я видела, как она его лизала, и стала возмущаться, говоря, что язык у нее грязный и никто не разрешал ей облизывать ребенка.

Видимо, женщина решила, что ей ни к чему скандал на рабочем месте, и заискивающе сказала:

— Да я просто от сглаза его полечила, чтобы он у вас не плакал и не болел.

Мне нечего было ей на это сказать, ведь получилось, что она желала моему сыну добра. И хотя мне это было неприятно и я злилась, больше я уже ей ничего не выговаривала, взяла ребенка и пошла с ним к выходу, где меня ждали мой муж и свекровь.

А через месяц неожиданно ребенок умер, непонятно по какой причине. Врачи разводили руками и пожимали плечами.

После этого горя прошло полгода. Как-то я ехала на электричке на дачу и по вагону шли двое слепых: старуха и дед. На моей лавке были свободные места, и я их остановила, сказав:

— Здесь есть места, если хотите, садитесь.

Они сели. Ехали мы сорок минут. Дедушка задремал, а бабушка говорила про дождь, который шел. Она сказала, что он будет идти целую неделю. Я ее спросила, откуда она знает об этом — слышала прогноз?

— Знаю, — ответила она, — это мне мой Ангел-хранитель подсказывает все, что я хочу знать.

Я промолчала, и тогда она тихо спросила:

— Не веришь? А хочешь, я скажу тебе все, что тебя интересует?

И она попросила меня дать ей руку. Я подала, и она стала водить своими пальцами по моей ладони вверх и вниз, а потом отпустила мою руку и ничего не стала говорить.

— Что же вы не говорите? — не выдержала я ее молчания.

И тогда эта слепая женщина сказала мне то, от чего у меня на голове зашевелились волосы:

— Ты недавно похоронила младенца. Ему подменили судьбу в том доме, где он родился. Чужое колдовство слизало его жизнь как корова языком. А вообще век у него был бы немалым.

От ее слов меня стало мелко колотить и даже зубы стали стучать, как будто меня бил нервный припадок.

— Бабушка, что вы говорите, кому понадобилось подменить судьбу моему младенцу?

Бабушка вздохнула и сказала:

— Наверное, тому, у кого свой век короток!

Я заплакала, а она меня стала утешать:

— Не плачь, у тебя скоро дитя будет.

Прежде чем слепые вышли из электрички, я спросила старуху:

— Простите, но ведь вы слепая, так как же вы видите, что со мной было и что будет?

В ответ она сказала:

— Я не глазами, а душой вижу, через Ангела своего. Ведь Ванга тоже была прозорлива не глазами. Слыхала небось о ней?

Когда я сказала, что только незрячим дан такой дар, она ответила, что и среди зрячих есть такие, которые ясно видят.

Когда я узнала, что снова беременна, я стала бояться, как бы не получилось так, как с моим первым ребенком.

Пишу Вам в надежде, что Вы откликнитесь на мое письмо и напишете оберег для младенца, чтобы ему судьбу не подменили.

С искренним уважением, Галина».

Письмо второе: «При выписке из роддома женщина, которая одевала моего ребенка, подавая мне его в руки, сказала быстро и как бы скороговоркой: «Мне бы такой, как этот младенец, быть и чужим веком пожить!»

У меня очень хорошая память, я работаю переводчиком и только благодаря своей памяти легко выучила два языка. Вот почему я слово в слово запомнила слова той женщины!

Я ее ошарашенно спросила:

— Что вы говорите?

А она заулыбалась и ответила:

— Истину говорю, ведь все мы хотим жить долго и при этом быть молодыми и здоровыми.

Ну не бить же мне было ее за дурацкие разговоры. Естественно, я уехала домой с неприятным осадком на душе.

А дома я обнаружила, что все вещички на ребенка были надеты на левую сторону и задом-наперед.

Свекровь меня успокоила, сказав:

— Не бери в голову.

Потом в суете по уходу за малюткой мне некогда было об этом думать. А через два месяца, точнее через сорок дней после выписки, ребенок умер без всякой причины. Девочка стала задыхаться, посинела и умерла, хотя у нее на тот момент не было простуды и легкие были абсолютно чистыми, без каких-либо признаков воспаления, как нам сказали после вскрытия ее тельца.

Когда я об этом рассказала одной монашенке, та сказала:

— Я думаю, что на ней кто-то подлечился или вообще забрал ее жизненную силу.

Я стала у нее выспрашивать подробнее и поняла, что только у младенцев можно забрать жизненную энергию, так как у них цельная, не растраченная жизненная линия.

Другими словами, можно поправить свое здоровье и жизнь через младенца, которому нет семи дней, или же через кровного, родного человека. Но поскольку редко кто может угробить собственную сестру, или брата, или мать ради себя, то выискивают возможность сделать это через чьего-нибудь младенца.

Я спросила эту монашенку, откуда она все это знает, не мастер ли она сама. Тогда она сказала мне о Вас, что Вы ездите к ним в монастырь и знакомы с ней уже много лет и что именно от Вас ей многое известно, но в общих чертах, как бы теоретически.

Прошу Вас рассказать о моем случае, чтобы это послужило людям уроком, как беречь своих детей от тех, кто устраивается в роддом для того, чтобы подменить свою жизнь на жизнь младенца.

Может, я ошибаюсь, но думаю, что этим людям известно, сколько они должны прожить, вот почему они губят души детей».

Если бы только знали, как часто приносится в жертву жизнь новорожденного младенца.

Родители ребенка могут и не подозревать, что тот, кто его держит в своих руках до семидневного возраста, имеет возможность сократить жизненный срок младенцу и этим продлить свою собственную жизнь.

Я думаю, что многие помнят эпизодический кадр из фильма «Анжелика — маркиза ангелов», как во время мессы приносят в жертву младенца, чтобы дать силу и энергию фаворитке короля. Но жертву можно уничтожить и без оружия, одной только фразой и заклинанием, передав душу жертвы Люциферу.

В колдовстве совсем необязательно прибегать к крови — это не главное. Главное то, чтобы ребенку было не более семи дней.

Господь Бог создал мир за семь дней. До этого времени (до семи дней) мир был несовершенен. Вот также и душа младенца оголена и не защищена до своего совершенства, а именно до семидневного возраста.

Обряд отчисления души будет бесполезен, если ребенку исполнилось семь дней. Вот почему нужно уберечь ребенка от жертвоприношения через заклинание.

Обережные молитвы может читать сама мать, взяв их с собой в родильный дом. Главное, чтобы этого никто не видел, так как заговор относится к потайному мастерству.

Прежде чем прочесть оберег от жертвоприношения, вначале прочтите молитву.

Молитва

Вверяю я свою молитву семи отрокам: Максимилиану, Иамвлиху, Мартиниану, Иоанну, Дионисию, Ексакустодиану и Антонию. О пречудные святые, седьмочисленные отроки, вы есть упование щита и защита семидневных чад. Вы в славе своей перед Творцом небесным заслужили внимание и похвалу Господа Бога. Приступите же к Нему с моей просьбой: да не нанесет враг скрытно и тайно раны и скорби младенцу моему, рабу Божию (имя). Да не сокрушит враг его здравие и многолетье.

О преблагие и пресвятые отроки: Максимилиан, Иамвлих, Мартиниан, Иоанн, Дионисий, Ексакустодиан и Антоний, предстоящие Престолу Пресвятой Троицы, будьте моими ходатаями и просителями за моего младенца, раба Божия (имя).

Ныне и присно и во веки веков. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Ключ

Встану перед крестом, оглянусь я окрест. Слева от меня — Божия стена, с правой моей руки — Сатана. Господь Бог дьявола победит и мою молитву подмогой наградит. Господи, Боже мой, будь со мной, Божией рабой. Господи, Ты Сам мне это дитя дал, не дай, Боже, чтобы его душу дьявол забрал. Пусть мое дитя столько проживет, сколько Твоя щедрая рука ему веку пошлет. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. А кто его жизнь против Твоей воли тронет, тот сам в своей собственной крови потонет. Ключ, замок, язык. Аминь (трижды).

Замок

Есть на дне Иордана святой золотой песок, в том песке лежит вековечный Божий замок. Кто тот замок открыть попытается, тот в сей же миг со своей душой распрощается. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Ныне и присно и во веки веков. Аминь.