Снять тяжкое отчаяние

Ни за что не поручишься. Всякое может случиться. Человек бывает в таком отчаянье, что ни слезы матери, ни улыбка дитятки любимой, ничто не выводит его из переживаний. Белый свет бы не зрил. Жить — и то страшно. Вот в такой, не приведи Господь, миг необходимо человека полечить, иначе или головой занедужит или руки на себя наложит. Берут святую воду, ставят на стол, зажигают три свечи и читают наговор. Пока не умоют водой наговоренной, свечей не гасят.

На море-на окияне, на острове Буяне, на полой поляне, под дубом мокрецким сидит раб Божий (имя), тоскуя, кручинясь тоской неведомой, в грусти недознаемой, в кручине недосказанной. Идут восемь старцев со старцем, незваны, непрошены. Нашла беда лихая, прошла среди околицы, залегла в ретиво сердце рабу Божию (имя). Щемит, болит головушка, не мил свет ясный, постыла вся родушка. Встаньте, восемь старцев со старцем, грозным грозно, ломайте тоску, бросайте отчаянье. За околицу кидала, от востока до запада, от реки до моря, от дороги до перепутья, от села допогоста. Нигде тоску-отчаянье не приняли, нигде ее не укрыли. Кинулась на остров на Буян, на море-на окиян да под дуб мокрецкий. Заговариваю я раба Божия (имя) от лихой тоски по сей день, по сей час, по сию минуточку. Слово мое никто не превозможет ни духом, ни делом. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.