Вдовий платок

Из письма: «Когда мне было 15 лет, я как с цепи сорвалась. То ли переходный возраст был виноват, то ли избаловали меня мои родители, только я была тогда хуже блатного парня. Стала курить, выпивать и задираться, на всех подряд лезла чуть ли не с кулаками. Ничего и никого я не боялась. Если мать денег не даст по-хорошему, так я или украду их, или скандалом возьму. Однажды позвала меня подружка в одно место на похороны. Она была точь-в-точь такая же, как я. Ни учиться, ни работать, только бы накраситься, выпить и покурить! Вот Лена мне и говорит: «Хочешь выпить?» Я сказала: «Так денег же нет, я у матери вчера последнюю трешку забрала». А Лена говорит: «А мы на халяву, тут у соседей мужик умер. Пойдем, ты же знаешь, что на похороны, кто хочет, тот и идет. А потом и на помины заявимся». Как решили, так и сделали. Народу было полно и пахло покойником. Цветов и венков было очень много, и мы с Ленкой перемигивались: мол, все нормально, тут никто не поймет, кто свой, а кто знакомый. Может, мы с их производства пришли. Стоим, ждем, когда же тело будут выносить, все какое-то развлечение. Потом будут помины, выпьем и поедим. И тут я приметила у одной женщины на голове платок. Красивый, весь из кружевных звездочек, правда, черный, но очень красивый, прямо глаз не оторвать.

Мне представилось, как я буду шикарно выглядеть, если накину его на плечи. Да и на голове он бы тоже смотрелся. Уж если на пожилой бабе так смотрится, то на мне будет и подавно загляденье, думала я. Стою и не спускаю глаз с этого платка. Вот бы дождаться удобного момента и стырить его! Тут подъехала ритуальная машина, и мы схватились за венки, чтобы ни у кого не было сомнения насчет нас.

После кладбища все поехали в кафе, там должны были кормить поминами. Мы хорошо поели и выпили водки. Стало весело и хотелось побалдеть. И тут я пошла покурить в туалет. Ленка со мной. В этот момент в туалет зашла та женщина, на которой был красивый платок. Она была заплаканной и, не оглядываясь на нас, стала умываться и сморкаться. Лицо у нее было зареванное, но я не чувствовала к ней жалости, я думала только о ее красивом платке. Женщина нагнулась над раковиной, а я схватила с ее головы платок и выскочила. Ленка — за мной, и мы убежали.

«Ты сдурела, что ли? — спросила меня Ленка. — Вдруг она нас запомнила?» «Не должна, — сказала я, — ей не до того, она себя и то не помнит. На фига ей такой платок, а на мне смотри, как шикарно», — сказала я и надела свой трофей.

Через три дня умер мой отец. Мама моя овдовела, а мы остались без отца. Он был добрый. И хоть я ему всегда мотала нервы, все равно любил меня и всегда звал дочуркой. Потом овдовели две моих сестры, и все в один год. У тетки моей умер муж, и она овдовела. Сама я вышла замуж в 18 лет, а через полгода мой муж умер. Второй мой муж повесился по неизвестной причине. Я к тому времени уже перебесилась и родила доченьку. С ее появлением я сильно изменилась. Во мне появилась жалость к своему ребенку, а также ко всем окружающим меня людям. Я уже не могла поверить, что когда-то я была такой дрянной. От песен и фильмов у меня стали бежать слезы, сердце мое стало мягким и жалостливым. Возможно, потому, что я видела вокруг себя много горя близких людей и сама схоронила двух мужей, которые полюбили меня такой, какой я была.

Шло время. Я попыталась еще раз устроить свое счастье. И опять у меня умер муж. А потом и моя дочь овдовела, буквально через две недели после свадьбы. Зять мой попал в аварию и разбился. Пошла я как-то погадать к одной женщине. А она мне говорит: «На тебе вдовий крест. Все, кто с тобой будет рядом, станут вдовами. Ты сама несешь этот крест, и тень его всегда будет падать на тех, кто рядом с тобой». «Почему?» — спросила я ее. Она сказала, что не знает. Когда я от нее ехала домой, то вдруг вспомнила лицо той вдовы, когда я содрала с нее вдовий платок и потом, через несколько минут, гордо натянула его на свою бестолковую голову.

Я поняла, что я и только я повинна в смерти своего отца. Конечно, это я виновата перед сестрами и своей дочерью. Виновата перед теми тремя мужчинами, которые совершили трагическую ошибку, взяв меня замуж. Как жалко, что мы не можем исправить ошибки, которые допускаем по своей глупости. И так мне хочется закричать на весь белый свет: «Господи, прости ты меня, горькую вдову, за мое зло и дай мне хотя бы один шанс все исправить».

Непросто рассказывать о себе такое, стыдно и горько. Но иначе нельзя — я больше не могу нести этот тяжкий вдовий крест!»

Чтобы снять с себя то, о чем рассказала в своей исповеди Людмила, нужно в первую среду месяца пойти на кладбище и найти 12 могил с таким же именем, как у вас. Обходя 12 могил, оставляйте на них кутью, блины и конфеты. Низко кланяйтесь каждой могиле и говорите шепотом:

Я (имя) пришла к тебе, к Божией рабе (имя), чтобы сказать такой заговор: «Тебе в могиле лежать, а мне, Божией рабе (имя), тебе свою беду оставлять. Кланяюсь я тебе, раба Божия (имя), до земли, а ты (имя) с меня вдовий платок сними». Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

На последней, двенадцатой могиле оставьте то, что было украдено у вдовы.