Заговоры при судебных делах

Из письма: «Пишет Вам бывший детдомовец Илья Расимов. Так уж получилось, что пишу я Вам из тюрьмы. Не подумайте только, что цель моего письма — разжалобить Вас и выпросить передачку.

Своих родителей я не знаю, меня нашли на Ленинградском вокзале и отдали в дом ребенка. Потом, когда я подрос, попал в детский дом. Не хочу хаять дом, в котором я вырос, но только соплей на кулак намотал, будь здоров.

Воровать научился рано, рос, а жратвы всегда не хватало. Хотя и это мне, наверное, не оправдание.

Учеба мне давалась с трудом, думаю, что причин для этого было навалом. Не хватало витаминов, да что там витаминов, еды банальной и то никогда досыта не ел. Постоянные подзатыльники тоже не прошли без следа. Наследственный фактор наверняка также имеет значение для моей тупоголовости, вряд ли гениальные родители оставят своего младенца на вокзале. Скорее всего моя мать была алкашкой, так вот, как говорится, «яблоко от яблони…».

После детдома хотел в ремесленном училище получить какую-нибудь профессию, чтобы работать и жить не хуже других, но там случилась кража, и все почему-то решили, что это сделал я.

Свой первый срок я отсидел за чужого дядю. И тут я, наверное, виноват, нужно было доказывать лучше, а не замыкаться со зла; в общем, сам был дураком.

После освобождения я автоматически превратился в изгоя. На работу брать меня не хотели. Как только увидят справку об освобождении из тюрьмы, так тут же вспоминают, что место уже обещано другому.

На этот раз я загремел в тюрьму, как и в первый раз — запросто так. Был пьян, вот и свалили все на меня. Подал на пересуд, может, Бог увидит мои слезы. А еще мужики говорят, что есть такие молитвы, которые призывают, притягивают ангелов справедливости третьего измерения. И если на человеке нет большого греха, большой крови, то эти ангелы несут услышанную молитву Богу и тот милостиво вызволяет бедолагу из тюремного плена. Так это или не так? У нас тут один говорит складно и убедительно.

Напишите хорошие молитвы, если уж не мне, так кому другому пригодятся.

Здесь очень много хороших людей, правду говорю, иначе мне век воли не видать».